Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Странные бывают встречи...



«После Святок благословенна тишина. Сон. Покой. Сладко выспаться – вот истинная радость, многие не сразу понимают. Летом не до того: ночи короткие, духота, мошки… Зима куда как радостнее. Самое время для веселья; согрелся - вот и смех. Хорошая перина с утра – и радость. К чему жалобы на стужу … Горячие колбаски, масло, лепёшка, полный кофейник на плите легко развеют любую печаль - кроме смертной. Поленья трещат в печке – что за прелесть, кресло у огня - вот и уют. А яблоки на чердаке, а чернослив, а окорок… Что милосерднее, нежели тёплый надёжный кров среди ночи и метели? До Дня Свечей полмесяца и весна совсем не скоро. Ещё поживём». - Старуха разматывала мысли неторопливо, улыбаясь холоду, синему небу, всему лукаво искрящемуся пространству вокруг.
Шла по зимней, радостной от сплошного белого, хотя и скользкой дороге. Шла медленно: согбенная, но несломленная годами и мыслями, шагала неторопливо - немного приволакивала левую ногу, иной раз прихрамывая - как ходят многие в её возрасте, возвращаясь домой издалека.
Лес, было подступивший тихой, тёмной стражей, остался позади. Выхоженный сотнями ног тракт, привёл путницу на насыпь, чуть возвышавшуюся над необозримой равниной уснувших до весны трясин. Картина явилась идиллическая. Уже показались: бескрайнее, пустое, белое - замёрзшее и заметённое болото, с одинокой великаншей - вербой посерёдке, служившей старухе опорою для дома; сверкал, под весёлым зимним солнцем снег, сиротливо мёрзли одинокие ветлы, отмечавшие гать; едва шелестел замёрзший камыш у края скованной льдами топи; вился над трубою старухиного дома дымок и манила хорошенько протоптанная тропка к уютному жилищу - где так славно выпить горячего вина и полакомиться сдобой или же солёным кренделем…
Старуха вздохнула, поправила чепец, перевесила корзину на левую руку - и всё переменилось: вначале явился нехороший тихонький звук – с таким лопается стекло на лампе, близ умирающего. Так смеётся отражение в прозелени старого зеркала – стоит отвернуться на шорох. Так предупреждают о себе трещины на льду – перед тем, как распуститься гибельным цветком, над неподвижной и тёмной водою.
«Я ведь почти пришла», - досадливо подумала старуха.
Треснула ветка, неслышно осыпался снежок в подлеске. Старуха замерла. За спиной её торопливо застрекотали сороки, словно извиняясь о запоздавшем известии.
Невдалеке, прямо на пути, явившись из ниоткуда: из сорочьего стрекота, сухого дуба или же из тени – самого простого прибежища подобных, стоял волк: крупный, холёный, очень чёрный и сердитый. Чуть дальше по тракту – явившись незваным и встреченный нежеланным, высился волчий хозяин – очень высокий, очень сердитый, очень опасный с виду. С громадным топором в руках, в шляпе с высокой тульей и в нелепейших, для зимних болот, юфтевых сапогах – чёрных-пречёрных, высоких, мягких, ловко сидящих - должно быть удобных… Чтобы гулять по Третьей дороге.
Сороки – обе-две, бросились наутёк.
- Зачем ты здесь? - спросила старуха, и слова её взвились облачком пара в небесное безмятежие.
- За этим, - буркнул он и посильнее сжал топорище.
- Тогда в другой раз, - подытожила она и перестала опираться на посох. Незаметно. Переносить центр тяжести зимой, посреди тракта, на укатанном снегу, непросто. Жизнь иногда непереносима, правда.
Волчок не сказал ничего. Вовсе не из-за грубости, как можно было бы подумать, и не оттого, что ему не хватало слов. Время от времени, зверь выдыхал чёрным носом в морозный день, серый дым – и, как казалось, считал это вполне достаточным для беседы.
- Ала, Маражина, - наконец разлепил губы пришлец.
- Ала, Белемин, - ответила она. – Ты теперь с собачкой? Совсем потерял нюх, да?
- Что в корзине? - грубо поинтересовался он, будто не расслышав вопрос.
- Ужи, ежи, финики-груши... - начала старуха и быстро зыркнула на безмятежную зверюгу.
- И заячьи уши, - не сдержался он.
- Куда же без них, - вздохнула названная Маражиной. - Ты решил убить меня здесь или просто хочешь в гости?
- Убить… - просто ответил пришлец.
- Всему своё время, - кивнула старуха. – Однако зайдём ко мне. Лучше быть в тепле, как считаешь?
- Ты обманешь меня…
- Может быть так, а может и по-другому, - задумчиво сказала старая женщина. – Ты хочешь , чтобы я шла впереди?
- Первым пойдёт он, - ответил высокий в чёрном, и указал на волка. Тот уселся на дорогу и радостно вывалил ярко-красный язык.
- Как скажешь, - согласилась старуха, намереваясь всё-таки первой спуститься на тропу, к дому. – По всему, уже научился бить в спину? Или смотришь в глаза, по-прежнему?

Случайному гостю

Девятка треф. Лиса. Лиса - известная обманщица, а потому - берегитесь! Вас хотят обмануть, пусть по мелочи, даже без выгоды для себя, из чистого желания потешить свое самолюбие. "Люби ближнего, но не давайся ему в обман", - говорит эта карта.
Collapse )